February 20th, 2018

(no subject)

Сегодня один пролетарий приволок пару мешков с книгами. Несколько книг 90-х , остальное разная советская пропаганда. Очень понравилась книга на фото. Почему то сразу вспомнил рассказы жителей проживающих вокруг известного на Алтае Чистюньлага. И особенно рассказ Сергея Поздина, директора Топчихинского краеведческого музея.





[ПРОДОЛЖЕНИЕ]

Про подполья:
Обвинения, как правило, строились только на свидетельских показаниях, зачастую весьма туманных. Так же было "раскрыто" несколько "террористических организаций".
– Каждому хотелось повесить себе орден под шумок. Представьте, я надзиратель в лагере, у меня кругом враги народа, и неужели мне среди них нельзя найти никого, чтобы объявить врагом еще раз? Если расправе над крестьянином нужно было придать хоть какой-то вид законности, то заключенного можно было просто вызвать, дать ему список фамилий и сказать: "Стукани, и мы подумаем, как тебя пораньше выпустить". Поэтому в лагерях террористы появлялись как грибы. Обвинения же уникальные были, невероятные! В Чистюньском ОЛП один из заключенных, финн Адам Лорви, обвинялся в создании группы из шести человек, которая работала на финскую контрразведку и, находясь в заключении, готовила подрыв на железнодорожном пути Барнаул – Новосибирск. На допросе Лорви не мог понять, в какой стороне Новосибирск. Его сюда привезли этапом из Ленинграда, он ничего не видел. В октябре 1938 года эту группу расстреляли.
Позже была "раскрыта" новая, более массовая шпионско-диверсионная группа, работавшая на германскую разведку, в которую якобы входили десять человек, в основном немцы. Обвинение было стандартным – передавали секретные сведения германской разведке и, будучи в заключении, готовили террористические акты против объектов народнохозяйственного назначения.